Одна из многих подобных историй о людях. Беседа с жителем поселка Пастуховка г. Макеевка – Валентином.
«Две с половиной недели голода – это…» 

Некоторые люди, сталкиваясь с деятельностью волонтёров «Пища жизни. Донецк», относятся к этому проекту, как бы это выразить точнее… С доброжелательной снисходительностью.
В духе: «Кормите, конечно, раз у вас есть желание». И как бы подмигивая: «Ну мы-то с вами понимаем, что никто не голодает, но дело всё равно хорошее».
Откуда у людей берётся такое «понимание», непонятно.
Наверное, если сам не участвуешь в раздаче еды нуждающимся, если сам не видишь этих очередей, рук, глаз, не слышишь истории людей, тогда проще думать, что ситуация вокруг более-менее в порядке. Наверное, так проще жить.
Но вот вместе с нами на кухне «Пища жизни. Донецк» уже несколько месяцев трудится новый волонтёр. Как бы отнеслись к его короткой истории те, кто «всё понимает»? Тоже с доброжелательной снисходительностью?

Валентину сорок лет. Сам он из Макеевки, до военных действий на Донбассе 12 лет работал в кондитерской компании оператором 6-го разряда (на производстве глазури, шоколада и т. п.). Жил честной, добропорядочной жизнью человека среднего класса, трудился, заботился о матери – ничто не предвещало беды.

Но с началом войны всё изменилось. Производство на предприятии постепенно сокращалось, людей увольняли, уволили и Валентина. Он не отчаивался, ведь умел многое делать руками: работы по сантехнике, электрике, внутренней и наружной отделке. Какое-то время держался на плаву, работая таким себе мастером на все руки. Но найти подработку становилось всё сложнее — люди из-за войны и свалившихся на их головы бед перестали делать ремонты, даже мелкие.
Тогда Валентин обратился в центр занятости по месту жительства. Там периодически давали работу, правда, много денег уходило на проезд до центра города. Теперь даже на еду стало катастрофически не хватать.

Через знакомого из центра занятости Валентин узнал о донецкой «Пище жизни», и с лета 2017-го года стал регулярно приходить за едой на точку раздачи в посёлке Пастуховка Макеевки.
Жизнь поменялась кардинально: был самодостаточным человеком, уважаемым работником, а теперь, как нищий, вынужден стоять в очереди за бесплатными кашей и хлебом.

Но беда не приходит одна. Мало того, что Валентин итак не сводил концы с концами, так еще и тяжело болела его мать.
Валентин рассказывает: «Раздача на Пастуховке раз в неделю, по четвергам. Той еды, что я брал, на всю неделю, естественно, не хватало. Однажды только получилось растянуть до воскресенья. А с моей любимой рисово-гороховой кашей (китри) я еле удерживался, чтобы оставить её хотя бы на пару дней – так бы мог всё сразу съесть.
Эти раздачи еды от волонтёров «Пища жизни. Донецк» мне очень помогли – благодаря ним я не умер с голоду. А голод тоже был. В самом начале 2018-го из-за всех обстоятельств пришлось совсем туго: две с половиной недели я просто уже голодал. Тогда в очередной четверг я подошел к волонтёру, раздающему кашу, и объяснил ему ситуацию: что эта еда, которой мне хватает понемногу растянуть на два три дня — единственное, что я ем до следующего четверга, и что мне, похоже, нужна ещё хоть какая-то поддержка, чтобы просто выжить.
Тем волонтёром оказался руководитель проекта Олег Горелов, он, конечно, вошёл в моё положение и предложил приходить ежедневно и получать еду там, где её готовят повара…»
Несмотря на своё измождённое состояние, отсутствие сил (а Валентин, нам-то это видно, до сих пор физически не оправился до конца от пережитого его телом истощения), несмотря на всё это он сразу предложил свою помощь на кухне проекта, объяснив это просто: «ну не привык я за так что-то получать, сесть людям на голову. Лучше я что-то, на что хватит сил, буду делать, тоже помогать».
Так Валентин, оказался в рядах волонтеров «Пища жизни». В первый день на кухне колол дрова. На следующий день умерла его мать. Похоронил её (как, на какие средства, заложив в ломбард всё последнее, хоть чем-то ценное из дома – эту часть рассказа даже не могу писать), и через несколько дней снова пришёл на кухню проекта. Стал день за днём помогать в цехе подготовки и нарезки овощей, трудиться наравне с другими волонтёрами.

Валентин: «Представить не мог, что окажусь в подобной жизненной ситуации. Психологически очень тяжело – иметь специальность, уметь многое делать, иметь желание трудиться и всё равно оказаться на грани выживания, жить впроголодь. А те две с половиной недели голода – это…»

Отдельно благодарю Валентина за искренность, за то, что он позволил написать обо всём, что ему пришлось пережить. На это ведь тоже нужна смелость, поделиться таким и понимать, что его историю могут прочитать много-много людей. И, может быть, именно благодаря этому кто-то из них поймёт для себя что-то новое, что-то важное.

Беседовал Михаил Родченков